Все рубрики

Фото: mktravelclub.ru

28.05.2019 | 00:10

У каждого свои паруса

Москва, 28 мая - Вести.Туризм

В детстве я тоже мог отличить грот-брам-стаксель от брам-лиселя. Почти как Михаил Кожухов или как заслуженный артист России Сергей Гармаш. При том, что первый вырос в Москве и признался, что полюбил море только на борту «Крузенштерна», а второй как раз-таки вырос у моря, в Херсоне и с детских лет мечтал исключительно о мореходке, а в артисты попал случайно.

А я так вырос на Каспии. Но вовсе не потому в эти самые податливые романтике 12-14 лет в голове моей гуляли морские ветры. А от того, что начинался я тогда Жюля Верна, и моими кумирами были главный герой его «Пятнадцатилетнего капитана», а еще больше - это была детская любовь! - Роберт из «Детей капитана Гранта», лихо и красиво взбирающийся по фок-мачте, а может, по трот-мачте – кстати, скорее уж Роберт из того, старого, послевоенного советского фильма, чем из книги: на нее я набросился, посмотрев уже в пятый, наверное, раз кино.

Потом я уехал далеко от волн, крюйселей и стакселей, в эту самую кожуховскую Москву, а в мореходку на Каспии поступили мои закадычные друзья. И уже много-премного лет спустя сделал что-то вроде почтенного реверанса той своей детской «морской болезни», примерно год назад придумав и показав один из авторских вечеров из цикла «Сентиментальные путешествия с Константином Исааковым», назвав его недвусмысленно «Найти капитана Гранта!»

О, дорогой и многоуважаемый коллега Михаил Кожухов, прости, что я так много о себе да о себе! Праздник-то накануне был твой – презентация кругосветной экспедиции трех знаменитых барков «Крузенштерн», «Седов» и «Паллада» со стартом в декабре нынешнего года. А вот ведь навеяло… Но, согласись: у каждого из нас – свои паруса, свой ветер в голове и свои сердечные волны.

В том числе, замечу, и у интереснейших гостей, которых ты в этот вечер собрал в московском Цифровом Деловом пространстве, что некогда именовалось кинотеатром «35 мм», а в совсем уж незапамятные для иных твоих сотрудников времена – кинотеатром с «портовым» названием «Новороссийск».

Модерируя их общение, ты вообще-то впрямую не задавал такого лобового вопроса. Но, рассказывая о прошлом и будущем презентуемого проекта, каждый из них так или иначе сам прояснял перед зрителем свою, личную морскую судьбу – свои паруса. И руководитель Росрыболовства, заместитель министра сельского хозяйства России Илья Шестаков, и ректор Калининградского государственного технического университета Владимир Волкогон, и капитан-наставник парусников «Седов» и «Крузенштерн» Михаил Новиков, и ректор Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета Николай Зорченко. Все они говорили, конечно же, о проекте, о его прошлом и будущем, о его маршрутах и о нынешнем, непростом этапе подготовки. Но между этими самыми прошлым и будущим нет-нет, а вдруг мелькал некий миг исповедальности: когда человек произносит слова, присущие только ему и больше никому. И сразу становилось ясно: паруса, надутые морским ветрилом это и есть судьба говорящего. Очень индивидуальная, очень штучная. Вот что значит умение разговорить людей!

А прошлое проекта состояло в том, что 200 лет назад, решив пренебречь вердиктом знаменитого мореплавателя Джеймса Кука, который состоял в том, что, мол, даже не пытайтесь – нет там, на юге, никакой земли, так вот, наперекор всем морским авторитетам два российских судна «Восток» и «Мирный», ведомые Фаддеем Беллинсгаузеном и Михаилом Лазаревым, достигли этой земли – Антарктиды, предъявив ее миру.

Будущее же ожидает нас тоже весьма знаменательное (примем прошле за «числительное»): в конце декабря, через эти самые 200 лет легендарные «Крузенштерн», «Седов» и «Паллада» распустят белоснежные лепестки своих парусов и устремятся (как и тогда, из Кронштадта) вдаль – в кругосветное путешествие и в трансатлантическую экспедицию. Они достигнут в том числе и крайних точек планеты – таких, как острова Южная Георгия. Или как Ушуайя – последнее поселение Южноамериканского континента, город, где я никогда не бывал и уже, скорее всего, не буду, но где совсем недавно находилась в счастливом восхищении моя дочь. И в этом, согласитесь, есть историческая справедливость: каждое новое поколение успешно делает то, что недоделало предыдущее.

Вот так и с показанным после презентации будущей кругосветки фильмом «Паруса мира». Его сняла (конечно же, под заботливым продюсерским оком Михаила Кожухова) Даниэлла Окуджава – своего род лик, замечу, яркий и талантливый, следующего поколения исследователей-романтиков из «Клуба путешествий Михаила Кожухова».

Фильм этот как-то, на мой взгляд, уж очень резонировал с только что завершившейся презентацией. Кстати, в ее финале прекрасный актер и, увы, пока не состоявшийся капитан дальнего плавания Сергей Гармаш очень трогательно попросился в кругосветку: возьмите и меня! А что, детские мечты ведь просто обязаны сбываться! (В конце вечера свои анкеты с тем же детским желанием – отправиться в кругосветку – сдавали и организаторам и многие из зрительного зала).

Резонанс же этот, как мне кажется, создала именно та самая интонация исповедальности, которая мелькала и у собеседников авторов фильма. Говоря вроде бы о простых вещах – о повседневности и порядках на шлюпах, о чувстве оторванности от большой жизни и об ощущении причастности к жизни еще большей, имя которой – океан, все они, на самом деле, презентовали зрителю свои личные… паруса, ветры, волны. Свои судьбы. Вот что значит умение разговорить людей!

Это я сейчас, кстати, еще и о себе: разговорил меня, обратите внимание, «Клуб путешествий Михаила Кожухова».

Константин Исааков

Перейти на главную