Все рубрики

17.08.2018 | 22:03

Марина Топтыгина попрощалась и ушла

Москва, 17 августа - Вести.Туризм

Сегодня, в пятницу, 17 августа, в пятом часу дня мне сообщили: примерно в 15.50 нас покинула Марина Топтыгина. Последние сутки она находилась в коме.

Смерть Марины была, как это ни ужасно прозвучит, ожидаема. Хоть и узнали мы, ее друзья и коллеги, о том, что она уже долго, тяжело и, увы, неизлечимо больна, совсем недавно: чуть больше двух недель назад. До этого если что-то и проскальзывало в наших разговорах, так это не более чем «Да, неважно себя чувствую», «Надо бы подлечиться». А это была онкология.

В последний год Марина вдруг перестала появляться на профессиональных пресс-конференциях и презентациях. Общались мы при этом регулярно в Фейсбуке. Но на мои вопросы, вроде «Что-то Вас давно не видно…», «Куда Вы запропостились?» она отвечала уклончиво: «Да, знаете ли, здоровье подводит». При этом от выяснений, насколько это серьезно, уклонялась.

И тут вдруг 1 августа пишет: «Ничем помочь нельзя. Друзья просто простят. Хочу, чтобы мой прах развеяли над Венецией. Веселые похороны в духе моей передачи. Я буду отвечать только лайками. Извините». К этому моменту, как выяснилось, все было уже окончательно предрешено.

Мне еще удалось день-другой попереписываться с Мариной в мессинджере: отвечала она коротко – видно было, что каждый удар по клавиатуре ей дается с трудом. Последнюю неделю не отвечала вовсе.

… Я вот сейчас пишу – и вдруг задумался: а если кто-то из читающих эти строки не знает, кто такая Марина Топтыгина? Может, это только у меня такое ощущение – что Марину знают (знали?) все… Давайте все же расскажу.

И начну с того, что она много лет работала на телевидении: на 1-м канале, на НТВ, на канале «Домашний». Именно здесь, на ТВ, она пришла к тревел-журналистике. Из ее авторской рубрики «Заграничные штучки» в программе «Утро» на НТВ выросла со временем одноименная программа на «Домашнем», где она еще и вела другую программу – «Люди мира».

Да она и сама-то была человеком мира! Объездила более 50 стран, говорила на английском, голландском и даже на африканс.

Уйдя с телевидения, стала тревел-блогером, и очень популярным. Да что говорить, пусть на меня обидятся другие представители этой распространенной ныне сферы самовыражения, но Марина Топтыгина стала лучшим российским тревел-блогером: по качеству письма, по знанию предмета.

Публиковала свои путевые заметки, рекомендации и встречи с уникальными, по ее личной шкале оценок, людьми из разных уголков планеты на сайтах banki.ru и Finparty. Создала свой сайт «Коллекция путешествий Марины Топтыгиной», где каждая публикация была уникальной, с личной Марининой интонацией.

Той самой, которая мне была так хорошо знакома по нашим обычным – профессиональным и просто человеческим – разговорам: доброй, сочувственной, открытой.

И тут я не могу не сказать о том, что мне представляется в Марине главным – о ее отзывчивости. Казалось бы, такое простое, затертое, банальное слово – отзывчивость. Слово словом, а качество-то, по нынешним временам, дефицитное. Время такое – проблемное, и каждый… ну, почти каждый зациклен на своих личных проблемах. Я сам с этим столкнулся, что называется, лоб в лоб.

Когда примерно два года назад я задумал Благотворительную акцию «Турбизнес с открытым сердцем», идея у меня была, на первый взгляд, элементарная: надо привлечь российскую туриндустрию к благотворительности, а конкретно – к поддержке паллиативных, неизлечимо больных детей, подопечных Детского хосписа «Дом с маяком». Госбюджета у хосписа нет, существует он только на частные пожертвования, а медооборудование для поддержания жизни таких деток, которые часто и дышать-то сами не могут – только с помощью аппарата искусственной вентиляции легких, стоит порой безумных денег. Вот я и думал: для тех, кто профессионально занят в стране туризмом, пожертвовать для больного ребенка 100, 500 и даже 1000 рублей – не накладно. На практике получилось не совсем так.

Нет, кто-то действительно поддержал нашу акцию – турвыставки, операторы, объекты показа, даже посольства. Но… это, скорее, исключения. И не буду я никого за это осуждать: благотворительность – дело сугубо добровольное, да и не лучшие сейчас времена переживает наш турбизнес.

Но акция наша, тем не менее, действует, работает: каждый наш сбор для того или иного конкретного ребенка (а его определяет хоспис) заканчивается рано или поздно, порой большой, что называется, кровью, но успешно: мы набираем нужную сумму – для Сони или Ксюши, для Карима или Леры. И делаем это, в первую очередь, благодаря одиночкам, частным лицам – таким людям, как Марина. Благодаря людям отнюдь не самым богатым, но зато самым добрым и именно что отзывчивым. Да, Марина Топтыгина, имея не бог весть какие доходы, регулярно, практически каждый месяц перечисляла взносы – для Сони или Ксюши, для Карима или Леры. Вот об этой я отзывчивости.

«Меня зовут Марина Топтыгина. Родители мечтали увидеть меня инженером-конструктором, школьный учитель математики активно убеждал поступать на матмех. А я с детства мечтала стать балериной, но любовь к пирожным и булочкам не позволила этой мечте сбыться. Тогда я решила сделать все, чтобы сбылась моя другая мечта – увидеть мир. Никого не послушалась, поступила на филфак, выучила голландский язык, стала сначала переводчиком, позже – журналистом, а еще позже – телепутешественницей.

Именно на телевидении я впервые осуществила свою мечту о путешествиях. А в конце 2010 года оттуда ушла. Сначала думала, что лишь на время, но... передумала возвращаться! Просто за несколько месяцев я смогла отдышаться и оглянуться вокруг. В итоге поняла, что настоящие путешественники перестали смотреть телевизор, а многие из них – от телевизоров вообще избавились. Мои лучшие телезрители ушли в интернет, и я ушла туда вслед за ними!» – так написала Марина Топтыгина о себе на своем сайте «Коллекция путешествий Марины Топтыгиной».

Вообще-то, уходя, Марина не очень любила прощаться. Обычно в метро, куда мы вместе спускались, разговаривая и разговаривая по пути, после очередной пресс-конференции, она говорила мне: «Ну, пока, Костя! Не грустите – к следующей нашей встрече все обязательно будет хорошо!». И это почему-то не ощущалось как прощание.

Вот и сейчас она вроде как попрощалась… и вроде как ушла. Но хочется верить, что к следующей нашей встрече все обязательно будет хорошо.

Константин Исааков

Перейти на главную