Все рубрики

Фото: Константин Исааков

13.06.2018 | 12:16

Тунис земной и космический

Москва, 13 июня - Вести.Туризм

В Тунисе я не впервые. И не впервые убеждаюсь: в этой северо-африканской стране есть практически все, что нужно среднему российскому отпускнику.

Хочется погреться на солнышке, поплескаться в теплых волнах, позагорать на песчаном пляже, а потом, вернувшись в свой отель, что в ста шагах от этого прибрежного рая, поесть чего-нибудь вкусного, запив его не менее вкусным вином? Да пожалуйста!

Интересны старина, история, культурные артефакты и современные этническое своеобразие страны, куда ты прибыл? Чтобы осмотреть все, что предложит самому любознательному из эстетов Тунис, не хватит и двух недель.

Ты, ко всему, еще и романтик, жаждете необыкновенных, ярких впечатлений, которые впечатаются в тебя на всю жизнь? Тогда тебе непременно в пустыню! Да-да, в ту самую Сахару, в которой ты ощутишь, что все виденное тобою ранее – это лишь скромная прелюдия, подготовка твоих глаз к феерической картине совсем иного мира, который прямо сейчас распластался перед тобой.

Но по порядку.

Все мы вышли из вод морских

Сказать, что я люблю море, значило бы ничего не сказать. В силу моих, возможно, индивидуальных особенностей, оно, даже просто своим присутствием – рядом, перед глазами – гармонизирует меня, и при этом совсем не обязательно (хоть, конечно, и радостно) купаться-нырять-кувыркаться в его щекочущем «рассоле». Можно просто смотреть на него, дышать им, передвигаться по нему на разрывающем ветер судне.

Тунис, как известно, страна морских курортов. Сусс, Хаммамет, Джерба, Монастир – везде есть прибрежные отели, и дорогие, и не очень. Везде песчаные пляжи, везде вам предложат множество спа-процедур и везде вкусно накормят. Этот формат отдыха здесь отрабатывался десятилетиями и доведен до уровня «пальчики оближешь». Поделюсь лишь самым запомнившимся, ярким.

И это будут даже не прибрежные отели, в которых мы останавливались. Все они были удобны и с прекрасными морскими панорамами из номера.

И не гавань Эль Кантауи с экзотически стилизованными и современными яхтами: да, красиво, но они же, эти яхты, там, на воде, а ты тут, на берегу.

А запомнилась больше всего морская прогулка от причала Marina Djerba на одной из таких же, что и в Эль Кантауи, вполне себе пиратских яхт (свой пиратский нрав она еще покажет!), которая произошла в самом конце путешествия, в самый последний тунисский день.

Стоило нам чуть отплыть от курортного берега Джербы, как экипаж брига Carthage продемонстрировал: тут все всерьез. Матросы рванули вверх по мачтам!

Они чувствовали себя на высоте, как те крабики в морских водах, с желанием изловить которых мы закинули в море большущую сеть.

Конечно же, это было акробатическое шоу, сопровождаемое музыкой и танцами, в которые, как в водоворот, втянуло и нас, пассажиров, и невесть откуда взявших здесь очаровательных деток.

И тут вдруг наш бриг был «атакован»! В самый разгар веселья... Небольшая моторная лодка «с разбегу» врезалась в один из его бортов – и доблестно перевернулась.

Чем не пиратское приключение? Было ли оно частью шоу, как сразу же предположили скептики? Не знаю. Может, действительно, что-то там, в моторке сломалось. Перевернулась-то она взаправду!

И троих продрогших (все-таки открытое море!) парней, уцепившихся за бортики, вытаскивали самые настоящие проплывавшие мимо рыбаки. А скромное суденышко прибуксировал и поволок к берегу морской собрат покрупнее.

В общем, если это было и шоу, то мастерски разыгранное! Я, по крайней мере, чувствовал себя в эти минуты истинным морским волком, которого только что безуспешно пытались взять на абордаж.

И, как всегда в моменты высокого вдохновения, захотелось есть.

А мы как раз подплывали к «необитаемому», но очень неплохо оснащенному для привала острову, где, пока дамы гарцевали на поджидавших их лошадках, умельцы-«пираты» с брига изжарили и разогрели нам припасенную и только что пойманную еду: всякую-разную морскую живность, включая нежнейшую рыбу, а также и традиционный кус-кус.

Было вкусно, как в хорошем тунисском ресторане, где местное гастрономическое богатство соединяется обычно с хорошими манерами французской высокой кухни. Вот так, например.

Только еще вкуснее. Вот так.

Звучала музыка, очаровательно вытанцовывали что-то восточно-южное местные красотки лет десяти. Море идиллически переливалось в лучах солнца, а солнце преломлялось в волне.

Это был Тунис, страна чувственных наслаждений. Один из ликов Туниса.

Коктейль эпох и стилей

Но я, признаться, еще и эстет. Одних только чувственных наслаждений мне мало. Не меньше, чем перед гастрономическим шедевром, млею перед античными развалинами. Замираю, бывает, в восторге у музейной витрины. А красивый женский профиль или овал плеча, случайно обозначившийся на фоне стены храма любой конфессии, может отпечататься во мне, как целый мир. Мир ни с чем не сравнимой красоты, перед которой я ощущаю одновременно и бессилие восхищенного созерцателя, и удесятеренную силу рыцаря-завоевателя.

С нетерпением ожидал я посещения знаменитого Бардо – Национального музея Туниса, где собрана, пожалуй, лучшая в мире коллекция мозаики: от античной до средневековой. И увиденное не обмануло меня.

Искусство мозаики – оно ведь из особенных. Во-первых, явно второе древнейшее: освоив на заре человечества форму самовыражения «чем-то твердым по скале», наши прапращуры вдруг обнаружили, что можно еще и из разноцветных камешков складывать затейливые узоры. И них получилось! Получились и минималистские небольшие этюды, и гигантские полотна. Живопись, краски – все это появилось много позже.

Самая ценная часть коллекция музея Бардо – это, безусловно, римская античность, когда искусство мозаики преуспело и в орнаментах, и в портретах. Но есть и прекрасные его образцы других периодов – нумидийского, позднеисламского.

Да и сам дворец XIII века, в котором располагается эта уникальная экспозиция, впечатляет. Можно, если, конечно, есть время, часами бродить по нему, растворяясь в ауре всепроникающей красоты.

Иного рода экспозиция в Национальном Этнографическом музее в Джербе – она посвящена традиционным ремеслам и народному творчеству. Но и тут вас не покидает ощущение погруженности в незнакомый для вас мир – со своим, особенным бытом, со своим, очень южным умением наслаждаться жизнью в самых обыденных ее проявлениях.

Ну, а умиротворение, связанное уже с вечным покоем, снизойдет на вас в Мавзолее первого президента Туниса Хабиба Бургибы, построенном в 1963 году в городе Монастир.

Спокойствие, расслабленность, добродушная неагрессивность в Тунисе – часть образа жизни. Она проявляется даже в такой, казалось бы, непростой сфере, как взаимоотношения между конфессиями: да, основная религия в стране – ислам, но здесь никто никому не мешает молиться своему богу.

Мы бродили по извилистым коридорам белоснежной мечети Mosquee Fadhloun (конец XIV – начало XV века). Заглянули в не по-католически скромный католический храм в квартале художников. И тут, и там нам, людям пришлым, иноверцам, одинаково приветливо улыбались и были рады.

Особая история – у синагоги в Эль Грибе, стародавнем, как считается, еще с 586 года до нашей эры, еврейском поселении на острове Джерба. Волею судеб я оказываюсь тут второй год подряд именно в дни весеннего иудейского праздника, когда паломники из разных стран приезжают сюда поклониться местным святыням.

Говорят, здешней синагоге примерно две тысячи лет, а в ее тайниках хранится старинный список Торы. Находятся в ней и мощи Шимона Бар Ясхаи, автора Талмуда, а также одна из створок ворот Первого Иерусалимского храма.

Повсматриваешься так в лица этих празднично одетых и озаренных любовью (друг к другу и к своей истории) людей – и чувствуешь себя все же немножко евреем. Музыка, песни, угощения. Какое-то недоступное нам, индивидуалистам, коллективное счастье.

Постоянно живущих в Эль Грибе прихожан синагоги сейчас осталось совсем немного – тысячи полторы, но в дни праздника евреев тут собирается раз в десять больше обычного. Да и сами тунисцы, правоверные мусульмане, признаются, что любят этот вроде как чужеродный для них праздник: много веселья, много гостей, а значит, и доходов – бизнесу и в казну.

Но все же самая главная экскурсионно-туристическая слагаемая Туниса – это, конечно, античность. Во-первых, всемирно популярные развалины Карфагена, о которых слышал, наверное, даже самый малообразованный школьник-троечник: «Карфаген должен быть разрушен!» Ну, и разрушили его римляне. А тем, что осталось от этого некогда могущественного финикийского города, мы сегодня любуемся: даже по остаткам фундамента видно, как всерьез и надолго его строили. После чего стоит зайти в соседний собор - осмыслить увиденное. Ничто не властно над ходом мировой истории, непредсказуемой и подчас несправедливой. Особенно когда речь об объектах оборонительных – то есть изначально созданных для битв.

А вот то, что создавалось для наслаждений, сохраняется несравненно лучше. Пример – совсем неподалеку расположенные руины древнеримских Терм Антония Пия. Да, тоже руины, но весьма могучие. Их так и не развалившиеся под бременем веков стены дышат тяжеловесным пафосном позднего Рима, императоры и патриции которого здесь очищались от скверны, поглощая в немыслимых количествах нектары и произнося высокопарные спичи.

Не менее величественно и другое античное сооружение, но предназначенное уже для искусств – амфитеатр Эль Джем. Он похож на римский Колизей, но построен позже, в III веке нашей эры. При этом настолько недоразрушен, что киношники предпочитают снимать фильмы о гладиаторах и прочих древнеримских забавах именно здесь, а не в Риме.

Ну, а для человека не с кино-, а с фотокамерой это прекрасное место для подбора необычных ракурсов, экспериментирования с композицией и светом.

Живая, просто «на блюдечке» предъявляемая туристу история Туниса, безусловно, не исчерпывается античностью. У кого хватит силы воли (а точнее, безразличия) проехать мимо бело-голубого рукотворного чуда – Сиди-бу-Саида, что в 17 километрах от столицы страны? Его можно назвать дизайн-проектом, этно-деревней. Бывал я во множестве этно-деревень. Но здесь, в отличие от иных, муляжных, непрерывно происходит живая жизнь.

Из пронзительно голубого окна, увитого ярко-розовыми побегами бугенвиллий, выглядывают смуглые дети. В белоснежных стенах строгой и стройной мечети резонирует голос муэдзина. А в ресторане под накидкой из виноградной лозы веселится местная молодежь.

Гораздо более «музейно», но не менее фактурно выглядят и другие тунисские исторические объекты. Матмата – очень красивые, по-своему стильные берберские жилища, практически землянки, но обустроенные, побеленные, украшенные орнаментом. Берберы здесь сейчас, конечно, не живут. Тут все для туриста: и русскоговорящий гид, и лепешки с медом, а чай с кардамоном, и предметы берберского быта, и даже место, где можно остановиться на ночлег.

А фотографии на стенах повествуют о том, что здесь снимался второй из эпизодов знаменитых «Звездных войн» (его создатели вообще любили Тунис, и мы к этому еще вернемся).

И живая «декоративная» берберская бабушка в совсем музейной нише перебирает в некогда натруженных руках аутентичные бытовые экспонаты.

По пути в Матмату обязательно остановитесь хоть ненадолго на смотровой площадке в Эль Жорефе. Тут вас, правда, сразу же начнут завлекать пасечники (тунисский мед, говорят, хорош), а потом и пьянящие запахи кофе из лавочки, где перед вами еще и разложат коллекцию местных самоцветов.

Но не отвлекайтесь: главное тут – панорама. Тунисские панорамы - это нечто. Фотокамера ответит вам благодарным стрекотом.

Неподалеку от Матматы расположен город Габес. Здесь две яркие достопримечательности, на которые стоит не пожалеть времени. Это сук, а попросту базар, который завлекает даже просто как зрелище – что такое настоящий южный базар, надеюсь, объяснять не надо. Но в его торговых рядах продаются, пожалуй, лучшие в Тунисе финики. А тунисские финики, да будет вам известно, – вообще-то самые лучшие в мире (тунисцы в этом твердо уверены).

И еще в Габесе интереснейшая медина. Не только красотой строений. И не только тем, что чиста и ухожена (впрочем, уж не настолько туристически «вылизана», чтобы усомниться в ее объективной реальности). Она еще и загадочна.

То женщина в черном задумчиво укажет тебе пальцем на что-то ведомое лишь ей одной.

То старый мастер остановит тебя предостерегающим взглядом поверх очков.

То мальчонка-шалун спрячется от тебя под декоративную скамью и будет оттуда дразниться.

Но главное – не стучитесь в эту дверь (только кажется, что она заперта снаружи!): можете ненароком нарушить некий баланс времен.

Абсолютно же современный Тунис предъявит нам потрясающий по раскованности проект DjerbaHood. Местные власти в 2014 году приняли поистине революционное решение: отдали стены старинных кварталов Джербы, где ничего не менялось последние век, два, три, молодым художникам – расписывайте! Откликнулось 150 живописцев из 30 стран. Что из этого получилось – да вот смотрите!

Впрочем, не имея возможности разместить здесь и десятой части отснятых моей фотокамерой граффити, советую вам полюбоваться ими на сайте DjerbaHood. Почти 250 рисунков – и каких классных, каких разных!

В деревне Эрриадх нас встретили и проводили к обеденным столам (кто бы сомневался, самая пора обедать) через всю ее расписную территорию, на главную площадь, музыканты в национальных нарядах.

И стайки детишек разного возраста. А я подумал: ведь живут, растут эти тунисские дети в окружении довольно неожиданного соединения несоединимых, но соединенных визуальных образов: строгой, сдержанной старины и бесшабашной, не признающей авторитетов современности. Какими эти мальчики и девочки вырастут? Вот бы встретить их лет этак через 10. Мне почему-то кажется, что станут они неизбежно людьми талантливыми, творческими.

Как этот парнишка-музыкант, услаждавший наш слух за обедом своими потрясающими композициями по мотивам популярного мирового кино, виртуозно исполненными им на музыкальном инструменте, который чем-то напоминал гусли.

Отразиться в глазах Вселенной

Искусство искусством, но все же нет ничего романтичнее природы. Именно благодаря ее безыскусности, естественности. Это как с женщиной (которая, признаемся себе, для нас, мужчин, тоже часть природы): можно, конечно, восхититься ее платьем, но влюбиться – только в «содержимое» наряда.

… К Сахаре надо подбираться постепенно. Знаете ли, инстинкт самосохранения. Сначала заехать в оазис: подготовиться к будущему контрасту. Там, в оазисе, все будет очень красиво: петляют меж зелени тропы, струятся водопады, и это, да, она, наша планета Земля, знакомая, родная.

Оазисы вообще нужны, чтобы оттенить своей обыденной красотой величие и нездешность пустыни.

Потом, в качестве тренинга вашей будущей ошарашенности, надо бы заглянуть хотя бы минут на 15-20 на тунисские соляные озера. И уже здесь начнется сюр. Озера эти уже маленько сдвинут ваше восприятие реалий.

Ведь не бывает же так у нас на Земле: вроде мир вполне материальный – вода, соль и даже национальные флаги повсюду. Но чем-то неуловимо сшибает: будто зрение преломляет некая соляная призма.

Привыкайте! Дальше будет круче.

Вот только что вы проехали мимо мирно пасущихся стад. Но не коров и не овец. А верблюдов.

Остановитесь, вернитесь, присмотритесь, пофотографируйте. Вам скоро предстоит поближе познакомиться с этим странным зверем – внешне несуразным, длинноногим, шерстяным и сонным, но выносливым безмерно и по-своему обаятельным.

Пройдет еще денек, и на подъезде к краешку пустыни вас осторожно спросят: а все ли готовы проехаться на этом четырехногом чуде с буддистски отрешенной физиономией? И вы, выдержав короткую паузу, робко присоединитесь ко всеобщему «Всееееее…».

Тут-то оно и произойдет. Впервые. Минуты две-три вы будете думать только о том, как бы удержаться в седле. Потом, осознав вдруг, что удерживаться-то особо и не надо, оглядитесь вокруг. И поймете, что жизнь ваша изменилась.

Место, где ничего не меняется тысячелетиями, кроме вот этих миражно-статичных песков, только что резко изменило ваш взгляд на мир. Вы узнали о нем нечто новое – то, о чем даже не догадывались прежде. Будто слетали в Космос и вернулись.

Вернулись? Конечно. Вы просто еще не слетали.

В этот день мы вернулись точно. Все без исключения. Я хорошо помню, как слезал с верблюда и, посмотрев ему на прощанье в глаза, увидел в них свое отражение.

Но примерно через сутки, ближе к закату, наш джип-караван достиг сердца Сахары: того самого места, где много лет назад снимались первые «Звездные войны», а именно «Эпизод 1».

Мы остановились у края… обрыва не обрыва, а скорее огромного бархана, я вылез из джипа, оглядел не столько Сахару, сколько себя в ее контексте.

И начал понимать Джоржа Лукаса. А ведь в иные времена относился к его фантастическим экзерсисам с изрядной долей иронии: ну да, классно снято, ну да, спецэффекты, трюки. И что? Где мессидж художника? А тут вдруг в голове прояснялось: Лукас-то – умница! Он умышленно выносил наш мозг – туда, где не действуют банальные законы земной реальности (будь то американская мечта или коммунистическая идеология – неважно). И для этого ему было необходимо именно такое, невероятное, космическое место. Пустыня. Сахара.

Декорации? Их и тогда был минимум, и они, кстати, сохранены – для вас, дорогие туристы. Вы же любите «артефакты».

Туристов тут много всегда. Вот и сейчас – толпа: любознательные взрослые, дурачащиеся дети.

Все они как бы сверяют «картинку», в которую попали, с увиденным некогда на экране.

Но я не с ними. Я с этим грандиозным песчаным океаном, который тут везде. И при этом невесомо открыт моему сердцу, даруя ему ощущение невероятной, полной, доверчивой свободы.

И еще я с пламенеющим апельсином, что парит в эти минуты над барханами. Его принято фамильярно именовать солнцем, хотя никто из нас не знает истинного его имени.

Вот я и попал в Космос. Не поминайте лихом!

Константин Исааков

Фото автора

Перейти на главную