Все рубрики

Фото: Константин Исааков

20.03.2018 | 00:00

Иерусалим – город с тысячью лиц, в котором и ты ощущаешь себя тысячеликим

Москва, 20 марта - Вести.Туризм

В каких только качествах я не бывал в Иерусалиме. Ревнителем истории, внимающим словам гида об следах разных эпох, которые тут на каждом шагу. Раскованным туристом, с восторгом погружающимся в бурную жизнь арт-Иерусалима. Паломником на коленях в главном христианском храме с молитвой о здоровье близких. Рассеянным прохожим, меряющим шагами тайны ночных переулков этого изменчивого города, что способен представать перед тобой (со стремительностью калейдоскопа) то сосредоточенным юношей в кипе, то улыбчивой старухой у лотка со специями, то трогательной девчонкой в военной форме, то хитро прищурившимся флейтистом, который вот-вот выдаст с детства знакомую мелодию.

Дорожная карта

Да, каждый раз я ощущаю себя в Иерусалиме (а в каком-то смысле, Иерусалим в себе) по-новому.

В этот приезд новости, впрочем, начались уже в Москве. Мы летели (я впервые) из подмосковного аэропорта Жуковский: отсюда с недавних пор в израильский Бен-Гурион следуют регулярные рейсы «Уральских авиалиний».

Вот ведь, в который раз убеждаюсь: маленькое – вовсе не синоним «хиленького». Скромный, в сравнении с тремя московскими братьями-гигантами, Жуковский сразу же располагает к себе отсутствием беспорядочно мечущейся толпы, удобством логистики (ничего тут не надо судорожно искать), спокойной доброжелательностью служб. Согласитесь, это важно, когда путешествие начинается не на «нервяке». Да, вроде неблизко он к столице, но, на самом деле, от метро Котельники – максимум 40 минут на автобусе, а в перспективе и аэроэкспресс планируется. Уже немало авиакомпаний перенесли сюда свои рейсы.

Что до «Уральских авиалиний», то, поверьте, ничем не отличается ни их сервис на борту, ни состояние самих воздушных лайнеров от более крутых отечественных конкурентов. А по вниманию, которое уделяют тут каждому, я бы даже отметил уральцев особо. Была у меня возможность в этом убедиться: одному из пассажиров в полете стало плохо, причем всерьез плохо – и заботились о нем совсем не «дежурно», а как о близком, родном человеке.

Но мы уже приземлились. Ведь Израиль почти по соседству!

Правильное начало путешествия – залог его успешности. По пути из Бен-Гуриона в Иерусалим мы заехали в Castel Winery, прекрасную семейную винодельню, производящую вина из собственного винограда по собственным же рецептам.

Нам, посвященным, хорошо известно: вина из небольших винодельческих стран подчас превосходят по качеству продукцию традиционных грандов виноделия. Но, понятное дело, не по количеству. Отсюда и невозможность полноценного экспорта. В одной крохотной, но очаровательной южноевропейской стране даже удивились моему вопросу: «Какой экспорт? Мы все сами выпиваем!»

Говорят, время от времени израильские вина появляются на московских профильных прилавках – ловите! А лучше поезжайте в Израиль – и пробуйте, пробуйте, пробуйте.

Гарантирую: после третьего бокала красного страна откроется вам еще ярче, полнее, панорамнее. Ну, а со смотровой площадки Castel Winery обзор, поверьте, очень хорош.

Фантомы и фантазии Старого города

Herbert Samuel Hotel, в котором мы поселились, открылся совсем недавно. Расположен он очень удобно: завернул за угол – и минут через 10 (прогулочным шагом) ты уже у Яффских ворот Старого города.

Что, как оказалось, очень кстати: вечером первого же дня нас позвали посмотреть знаменитое историческое световое шоу Night Spectacular Sound & Light Show внутри Башни Давида, прямо на ее стенах. Шоу это, надо сказать, показывают тут уже не первый год, но оно по-прежнему собирает полные трибуны и впечатляет: четыре тысячелетия истории Иерусалима проносятся перед вами в виде световых образов за какие-то полчаса.

В Башне Давида я прежде бывал (на потрясающем международном джазовом фесте), а вот здешнее Световое шоу увидел впервые. Везде, кстати, эти шоу – разные: в Китае их обычно показывают в природном антураже, у лионцев, родоначальников этого жанра, оно идет практически на каждом из архитектурных шедевров города. В Иерусалиме выбрали самый, что называется, «в тему» интерьер: крепостные стены. Здесь вам покажут и времена Царя Давида, и римская эпоха, и крестоносцы, и арабское владычество.

Но пора нагуливать аппетит – к ужину, который пройдет Hachatzer Restaurant, на Первой станции, в очень популярном для иерусалимцев месте, особенно в шабат. Почему – поясню чуть позже. Пока не до того: опять наливают красное-прекрасное под аутентичную закуску. Словом, гастрономическая пауза!

… Мои прогулки по старому Иерусалиму уже не впервые оставляют ощущение незавершенного гештальта: ну вот, опять все на бегу. Различных восточных медин и европейской закоулистой архитектурной старины видел я вообще-то во множестве, каждая впечатляет по-своему, но здесь Старый город как-то даже подавляет – невозможностью быть исчерпанным.

Наверное, надо, распродав все, что имею, купить (за невозможные, кстати, деньги) маленькую коморку в одном из здешних жилых кварталов. И, поселившись в ней, завтракать вон в той армянской кофейне, заглядывать на ланч к этому сурового на вид, нависающему над обалденно ароматными сковородами арабу, а ужинать в такой домашней еврейской харчевне, где пышнотелая девица обложит твою тарелку многочисленными хумусами, фалафелями, форшмаками, тхинами, не забывая время от времени подливать в бокал вина.

Ну, а в паузах между этими наслаждениями плоти услаждать душу, бродя по улочкам, тихим и шумным, отмахиваясь от прилипал-торговцев и заглядывая в храмы – в православную церковь Александра Невского, в церковь Святой Троицы… очень их тут много.

Но в конце концов застревать надолго под изученными, казалось бы, уже вдоль и поперек сводами Храма Гроба Господня. Отсюда не уйдешь: каждая святыня в главном христианском храме чем-то памятна.

Вот здесь ты просил у Всевышнего любви, а тут молился о здоровье мамы. Может, и не стоит вспоминать – все равно же не сбылось, не случилось. А вот вспоминается.

Пообедать по телефону, поужинать по-французски

Так ходил бы я и ходил по Старому Иерусалиму, корябая памятью сердце и исследуя еще неисследованное, а значит, чреватое будущими воспоминаниями, если бы имел в запасе целую жизнь или хотя бы малую ее частицу, а не день-другой, как сейчас.

Но, поскольку этого запаса часов, дней, лет – их нет у меня, то отправимся-ка в другой эпицентр Иерусалима. На рынок Machane Yehuda! Вы, знающие меня как не покупателя, не шоппера, не любителя толпы, удивлены? Да нет, я просто пообедать.

У вас мобильнике есть недорогой (желательно, с местной сим-карты) 4G? Вы не поверите, но это – гарантия быстрого и вкусного обеда. Именно здесь, на Machane Yehuda. В том, что это, в принципе, «место силы» для иерусалимской молодежи, мы с вами еще предстоит убедимся – следующим вечером. А пока апробируем-ка придуманное здешними компьютерными интеллектуалами мобильное приложение Bite Mojo: скачаем его, закинем туда совсем немного шекелей – и пройдемся по окрестным кафешкам и ресторанчикам, отоваривая наш скромный, но сытный «комплексный обед».

Вот в этом заведении, которое содержат грузинские евреи, возьмем хачапури по-аджарски – с пылу, с жару.

Дожевав его, получим в соседней кафешке горячий и острый суп, чем-то напоминающий по вкусу том ям (а что, тайские евреи тоже существуют?).

В Beer market остудимся бутылочкой пива… и на нашем мобильном счету, похоже, осталось что-то на десерт.

Мы еще вернемся в стены рынка Machane Yehuda как-нибудь поздно вечером, и к тому времени, приоткрою «секрет», тут все изменится до неузнаваемости (говорю же: это «место силы» для нас, молодых).

Но до этого надо бы «растрясти» наш ланч прогулкой – по современному Иерусалиму. Турзону Mamilla создали в городе совсем недавно. Здесь и брендовые бутики, и кофейни, и ресторанчики, и уличные музыканты.

Это самый центр – в пяти минутах от Яффских ворот. А вокруг Мамиллы – тихие иерусалимские кварталы: по ним мы и прокатимся на сегвеях. Это, если вы не в курсе, такой двухколесный самокат на электроприводе: крутишь руль-ручку и балансируешь – взад-вперед, вправо-влево, и оно, это двухколесное «транспортное средство», везет тебя.

Не пробовали? Я тоже.

Но вот уж чем меня точно нельзя удивить (думал я!), так это французской кухней: едали – знаем. Даже если (скептически читаю вывеску места очередного ужина) это иерусалимское заведение именует себя Notre Dame Cheese & Wine Restaurant – кстати, и оно совсем рядом со ставшими уже родными Яффскими воротами. А вот ведь удивили меня тут. Знаете, чем? Аутентичностью. И вправду, баранина не просто хороша, а хороша практически по-французски. Удовлетворила предлагаемым выбором и винная карта.

Но будем скромны в винах (я о количестве): завтра поутру ехать за город – в место, как говорят, тоже очень аутентичное. Но уже не по-французски.

Любовь и память коллекционера

В каких только этно- и эко-деревнях я не бывал: от литовских до южнокорейских. Сказать, что все они разные, было бы банальностью. Ein Karem, на самом деле, не совсем деревня – это район на юго-западе Иерусалима, название которого переводится с иврита как «Источник винограда». Но само место – сугубо христианское, и именно в этом его аутентичность.

Ein Karem исторически и духовно маркирован как место встречи двух матерей: Девы Марии, матери Иисуса, и, как я впервые услышал, родственницы ее Елисаветы, матери Иоанна Крестителя. Представляете, оказывается, Иоанн и Иисус были в родстве, хоть первый и постарше! Там, где родился Иоанн, стоит с XVII века католический монастырь Иоанна Крестителя. А ближе к православному Горнему женскому монастырю вам покажут столб, оставшийся, по преданию, от дома, где жили Захария и Елисавета, родители Иоанна, и камень, на котором тот произнес свою первую проповедь о грядущем пришествии мессии.

Все христианские храмы в округе осмотреть, увы, не удалось, а их тут несколько, и в каждом история соединена с красотой, а это как раз «мой формат».

Потому что нас еще ждал в этот день Музей Израиля, неизменно впечатляющий, сколько бы раз его ни посещал: и уникальнейшими свитками Торы, и грандиозным – по размерам и детальности – макетом Иерусалима, и разнообразием меняющихся экспозиций.

Но, признаюсь, настоящим открытием стал для меня находящийся рядом с Музеем Израиля Музей библейских земель – Biblelands Museum.

Сама идея подобной экспозиции принадлежит известному коллекционеру Эли Боровски. В музее, который первоначально находился в Торонто, а затем переехал в Иерусалим, он и разместил все, что собирал многие годы.

И знаете, ведь подтолкнула его к этому переезду любовь! В начале 80-х, приехав в гости в Израиль, он познакомился здесь с Батья Вайс, уроженкой этих мест, которая через некоторое время стала его женой и убедила мужа в очевидном: место уникальной коллекции библейской тематики – именно в Иерусалиме.

Чего тут только нет! И археологические артефакты ближневосточных цивилизаций, и предметы времен анатолийского владычества, римские, эллинистические, шумерские, вавилонские экспонаты, модели памятников, прекрасные фрески. Сразу видно, Эли Боровски, философ и эксперт по древним текстам, умерший в начале этого века в возрасте 90 лет, положил жизнь на создание своей замечательной коллекции.

Уроки радости

Была пятница, уже начинался шабат, и, наполненные духовными впечатлениями, мы все же чувствовали, что нам чего-то не хватает. Сосредоточившись, поняли: очень есть хочется. А в шабат в Израиле, как вы понимаете, это не самая простая из проблем.

Но есть, есть в Иерусалиме место, где вас ждут всегда! Здесь уйма кафешек. Сюда приходят семьи с детишками: взрослые – послушать музыку, малыши – покататься на аттракционах и великах. Жизнь, словом, тут не замирает всю неделю. Это место – уже упомянутая Первая станция.

Тут и впрямь раньше находилась первая в этих краях железнодорожная станция, следы которой вполне даже сохранены, но поезда давно уже не ходят, и теперь это очень популярная у молодых иерусалимцев зона отдыха и развлечений, включая гастрономические. Словом, молодежный лайфстайл Иерусалима – он здесь, на Первой станции.

Заглянули по пути в Post Hostel, стильный дизайнерский хостел, построенный в здании бывшего главпочтамта на улице Яффо, и в комфортабельный Orient Hotel сети Isrotel, весь окутанный ароматами кофе и выпечки, с оригинально оформленными номерами (вот уж поистине 5+).

И стали внутренне настраиваться на, увы, прощание с Иерусалимом. А оно, это неизбежное прощание с вечным и вечно обновляющимся городом, предстояло, да-да, на том самом Mahane Yehuda market – городском рынке, зримом образе иерусалимской многоликости. В этот вечер он, по укоренившейся уже здесь традиции, преобразился.

Спрятаны неведомо куда многочисленные прилавки, на которых еще недавно вдохновляли немым призывом «Купи меня!» все мыслимые и немыслимые южные дары: от морепродуктов, овощей-фруктов до сладостей и пряностей.

На их месте, подобно распустившимся бутонам, открыли свои объятия посетителям (в основном молодым, ну и нам, в том числе: молодость – она ведь не цифрами в паспорте измеряется) многочисленные бары.

А веселиться в Израиле умеют. Общаться с друзьями, петь, радоваться солнцу и миру вокруг тебя. И, да, пить! Больше – пиво, но и прекрасные здешние вина, а то и крепкие напитки местных рецептов. При этом пить в удовольствие, для хорошего тонуса и легкого, радостного настроения, а не чтобы заполнить голову алкогольным дурманом. Ни разу не встретил в Иерусалиме пьяного.

Впрочем, я много чего не встретил в Иерусалиме – то, с чем не хотел бы встречаться в принципе. Встретил зато открытость во всем – в религиозной и личностной терпимости, в доверии к человеку, даже если он другой, не такой, как ты.

Этот древний и, одновременно, современный город располагает к творчеству: и в работе, которая не должна вырождаться в рутину, и в отдыхе, радости, наслаждении жизнью.

Все эти качества Иерусалим транслирует каждому своему гостю. Надеюсь сохранить их в себе надолго.

Константин Исааков

Фото автора

Перейти на главную