Все рубрики

Фото: www.kinopoisk.ru

14.09.2017 | 00:25

Хоакин из Соноры, или Страна страстей – Мексика

Москва, 14 сентября - Вести.Туризм

Честно сказать, получив это приглашение, я поначалу мало что понял. Да, это имя – Хоакин Мурьетта – не просто знакомо: то был один из эмоционально зацепивших героев московской сцены и экрана в поздние советские времена, в конце 70-х. Помню ошеломляющий спектакль Марка Захарова в Ленкоме в новом тогда для нас жанре рок-опера с невероятно страстным дуэтом Абдулов-Караченцов. Помню и яркий, пронзительный фильм Владимира Грамматикова. В обоих случаях в основе было либретто Павла Грушко и музыка тогда еще совсем молодого Алексея Рыбникова. (Была другая, тоже потрясающая по эмоциональному накалу сценическая постановка этого сюжета – в Театре пластической драмы Гедрюса Мацкявичуса, но там все другое: и драматургия, и музыка).

Потому имя Алексея Рыбникова в числе приглашающих меня вовсе не удивило. Как, впрочем, и то, что первый, кого я увидел позавчера вечером в фойе московского киноклуба «Фитиль» перед просмотром, – это был он.

Удивило другое: почему Мексика, почему Сонора? Это ведь штат на севере страны, места песчанно-каменистые, с проживающими здесь особенными людьми, которых отличают (даже в общемексиканском контексте) отчаянная независимость и суровость нравов. Не зря же сами мексиканцы так и именуют эту территорию: Свободный и Суверенный штат Сонора. Но ведь имя Хоакина Мурьетты стало нам известно по поэме знаменитого чилийца Пабло Неруды, а оттого и сам герой воспринимался как чилиец.

«Это не совсем так, – пояснил мне Хоакин Пастрана Уранга, советник посольства Мексики в России. – На самом деле, легенда о Хоакине Мурьетте – общелатиноамериканская. Это такой, отчасти собирательный образ народного героя – неукротимо страстного, полного любви и мстящего за эту свою поруганную любовь. Для нас, мексиканцев, он – житель Соноры».

Удивления этого вечера тут же и продолжились. Оказалось: Алексей Рыбников пригласил нас не только в качестве музыканта. Он написал и сценарий, стал продюсером и режиссером новой киноверсии легенды о Хоакине. Вот это сюрприз! А стихи к памятной и любимой музыке той рок-оперы (признаюсь, арию Розиты, возлюбленной Хоакина, помню и люблю с молодости) чьи – как вы думаете? Да, Юлия Кима! А его имя – не просто марка качества: это марка волшебства.

Я не киновед, и мои маститые коллеги расскажут об этой работе Рыбникова много лучше. Опишу лишь ощущения зрителя: с первых же кадров, вовсе даже не сюжет (он, в общем, фольклорно незатейлив: приехали мексиканцы намывать золото в Калифорнии, схлестнулись там с местными бандитами, отметелили их, а те в ответ изнасиловали и убили прекрасную Розиту, за которую Хоакин, потрясенный и униженный, отомстил мерзавцам, но и сам погиб), захватила эмоциональная ткань картины. И не отпускала – то пленяя самой что ни на есть латиноамериканской нежностью и красотой, то сбивая дыхание болью и кровью. И это при том, что снимался-то фильм всего 28 дней исключительно в мосфильмовском павильоне (эффекты достраивались на компьютере). И сам Алексей Рыбников не видел настоящую Мексику, никогда в ней не бывал!

Теперь вот, будем надеяться, увидит: он приглашен с «Духом Соноры» в конкурсную программу кинофестиваля в Оахаке. Кстати, именно эти места сильнее всего пострадали от происшедшего на днях разрушительного землетрясения магнитудой в 8,2 балла.

«Это ужасно, там погибло около ста человек, - сказал мне Алексей Львович. – Но, представьте, каково же было мое удивление и восхищение этим несгибаемым народом, когда я пару дней назад получил сообщение от организаторов: кинофестиваль, несмотря ни на что, состоится, и мы ждем вас в гости. Вот он, истинный дух Мексики!»

И все-таки, удалось ли автору передать эту самую, легендарную мексиканскую страсть, чувственность, сметающую все на своем пути? Нет ли в фильме передержек, связанных с тем, что снимал его человек со стороны? Воспримут ли мексиканцы эту работу как нечто свое, близкое? Мы же, россияне, ну очень не любим, когда про нас делают «иностранное кино». Ответ на этот вопрос я решил получить из первых уст – от посла Мексики в России Нормы Пенсадо.

«Пережимов никаких не увидела, - прокомментировала госпожа Пенсадо. – Они, северяне именно такие - безудержно страстные, и это прекрасно, что Алексей Рыбников с его, как я поняла, богатейшей интуицией художника, почувствовал и сумел передать и дух, и душу нашего народа».

Мне же остается поблагодарить Алексея Львовича за прекрасный подбор актеров. Трио Павел Зибров (Хоакин), Лилия Хасанова (Розита) и Николай Дроздовский (Смерть) органично создало яркую картину двух образов бытия/
Которые есть Любовь и Смерть. Amor y Muerte.

… Не удержался, подошел после обсуждения к самой красивой девушке вечера – Лилии Хасановой.

– Что для вас этот фильм?

«Он многое во мне изменил, – отвечала мне исполнительница роли Розиты. – Обострил мои ощущения – трагичности и красоты мира вокруг нас».
Словом, подтвердила.

Константин Исааков

Перейти на главную