Все рубрики

Фото: Константин Исааков

26.06.2017 | 09:21

Словакия, дитя стихий

Москва, 26 июня - Вести.Туризм

Каждый раз, когда я вспоминаю Словакию, мне почему-то приходит на ум какое-то девочоночье что ли определение к образу этой страны – хорошенькая. Так говорят о маленькой детке, заплетая ей косички. Или о трогательно угловатой девочке-подростке, еще не расцветшей красотой, но уже ненарочно и чистосердечно очаровывающей. Или о девушке, только-только перешагнувшей порог, за которым – волшебство зрелой женственности, но пока не осознавшей себя за этим порогом.

Беззастенчивость юности

Словакия с первых же минут подкупает трепетностью легкого юного дыхания. Хотя – объективно – страна с многовековой историей и прекрасными ее артефактами: мифологическими, этнографическими, архитектурными. Но – совсем не бабушка, а девочка.

Может, все дело в Дунае с его прозрачными брызгами, которые сейчас щекочут мне щеки? Но плавал я по этой реке и в Венгрии, и Австрии, и еще где-то. Конечно, ощущение полета (а оно при «наземных» условиях обычно доступно только в юности) усугубляет скоростной катер, на котором мы взрезаем дунайские волны, проносясь мимо зеленых берегов, мимо бароккально-готических строений и современных, чуть эклектичных в этом контексте офис-центров на набережной.

И еще мимо стоящего на слиянии Дуная и Моравы замка Девин, то ли выросшего из скалы, то ли зацепившегося за нее своим многовековым следом. Обживали его в разные времена римляне, кельты, славяне. А в 1809 году взял и взорвал Наполеон. Причем по глупости, в азарте бездумного вояки и даже совершенно без какой бы то ни было стратегической необходимости. На обратном пути из похода хотел было здесь остановиться, да уже и негде, как оказалось. Вот и торчат сейчас на утесе почти пластилиновые на вид башенки, напоминая о бессмысленности и недальновидности всякого разрушения.

Мы делаем круг, попутно вглядываясь в те недальние дали, где уже, и вправду совсем рядом со словацкой столицей – две границы. Тут – Австрия, там – Венгрия. И проказник Дунай (а может, Дунай – все-таки юная проказница?) журчит мне на ухо воспоминания о тех, других странах: о венских и будапештских набережных.

Мы с любопытством осматриваем заводь, окаймленную воднотранспортными гаражами, ресторанчиками и мини-виллами. Последние можно снять – хоть на выходные, хоть на сезон.

И вот мы, кажется, уже доплыли до Музея современного искусства Modern Art Museum Danubiana. Он – прямо посреди Дуная.

Что ж, авангард – это забавно. Никогда не был его страстным поклонником, но не без любопытства рассматриваю эти «игры в искусство». А словацкий авангард действительно занятен! Во-первых, он возбуждающе многокрасочный, и уже это радует – в особенности, после серости родных пенатов.

Да еще и, ко всему, беззастенчиво эротичен. Так эротичны были, наверное, люди древности, уже осознав красоту человеческого тела как такового – не закованного в одежды, но еще не стесняясь ее. Истинная эротичность, конечно же, неизбежно соприкасается с вожделением (так устроен мир), но, согласитесь, отнюдь не исчерпывается им.


Что интересно, не особо любимый мною авангард в обрамлении здешних речных пейзажей и иных пригородных красот очень тоже поддерживает во мне это сразу накатившее, абсолютно словацкое ощущение свежести, легкости, юности. Одним словом, полета.

Дегустация всем телом

И – ура! – мы обедаем в воздухе: в той самой «летающей тарелке». Я заприметил ее еще по пути в музей. Этот ресторан над мостом, на вершине мощной металлической опоры, как выяснилось, тут так и называют – Ufo.

Что, неужели у вас страх высоты? У меня его напрочь нет – и я с восторгом обозреваю открывшиеся передо мною просторы.

И, скажу вам, так будет происходить еще много-много раз на разных высотных, панорамных точках, которые тут очень любят, совсем не стесняясь красоты обнаженных панорам.

Удивительное дело, но сверху даже «спальный» новый город (а он расположен по ту сторону Дуная, напротив старой Братиславы) не раздражает взгляд: нет в нем унылости московских окраин.

Но, оторвавши глаза от далей и низин, опустим-ка его в тарелку. И чувство легкости вновь на вас нахлынет: порция-то солидная, но съедается и переваривается стремительно и без напряга.

Забегая вперед, сообщу: кормят в Словакии много и вкусно. Вроде и чем-то привычным – кухня среднеевропейская, с балансом мяса, рыбы, спаржи и овощей, особо не замороченных специями. Но из всякой тарелки вас овевает аромат свежести, натуральности продукта.

Кстати, словаки убеждены, что, например, гуляш – отнюдь не исключительно венгерское блюдо, но и, в равной степени, их, словацкое. Спорить не стану (я же не венгр), повторюсь лишь: такой же классный. А рыба дунайская – она везде рыба дунайская!

Как и белое вино, которым гордятся австрийцы, а оно тут вовсе не хуже – мы его еще попробуем в старинных интерьерах Малокарпатского музея, что в небольшом городке Пезинок, а затем вдоволь надегустируемся в стильной винодельне Elesko, за ужином.

Как и пиво, которое соседи-чехи убежденно считают своим национальным достоянием, но местное-то темное мне показалось ничуть не хуже. А в заведении Sandorf – Holicsky Pivovar (уж не знаю, как правильно его назвать – рестораном, пивбаром, баней? – некоторые именуют даже пивным курортом) я получил уникальный опыт: гостей тут приглашают принять пивную ванну.

Вы когда-нибудь пробовали пиво… всем телом? Лежа в большой, ростовой ванне, в нежно-теплой водичке, которая, похоже, один к одному перемешана – да, с ним, с пивом! А на груди у вас при этом – кружка с тем же пенящимся наслаждением, и вы ее время от времени пополняете из краника сбоку. Ах, жаль, что меня в эти минуты некому было сфотографировать! А чего стесняться? В наслаждениях – смысл жизни.

Потом, в других местах, у нас будет еще много эпикурейских гастрономических удовольствий – от элегантно отогнутой на тарелке ноги перелетной утки (которая все-таки, в отличие от банальной курицы, – именно что птица, и эта «полетность» заложена во вкус правильно приготовленной утиной ноги) до живописно сервированных десертов.

Страна романтического уикенда

Нехотя закрыв кулинарную тему, вернемся в упомянутый уже Пезинок. От Братиславы ехать недолго, всего 14 километров. Вот оно, преимущество небольшой, уютной страны.

Продукция здешней фабрики словацкой народной майолики, созданной Ренатой Хермисовой, известна далеко за пределами Словакии (выставлялась в Великобритании, Бельгии, Чехии, Китае), и она впрямь очень красива. Хотите собственноручно сделать вазочку или кувшин? Пожалуйста – мастер уступит вам ненадолго гончарный круг.

А образцы выставленных работ вдохновят  вас тонкостью ручной росписи. Да, понятное дело, так красиво вам не суметь. Но приобщиться – все равно приятно.

С каждым днем пребывания в Словакии я все сильнее утверждался в своем первоначальном впечатлении: это страна для прелестного романтического уикенда вдвоем. И она еще по-настоящему не открыта российскими туристами. Наша поездка, любовно организованная Словацким отделением FIJET (Fédération Internationale des Journalistes et Ecrivains du Tourisme – Международной Федерацией журналистов, пишущих о туризме), имела целью как раз восполнить сей информационный пробел.

А он, пробел, смею высказать уверенность, именно информационный. Потому что добираться сюда – очень просто: каких-то два с небольшим часа в воздухе. Правда, в Братиславу из Москвы летает только отечественный лоукостер Победа (внимательно заранее почитайте и в дальнейшем соблюдите его условия – и получите вполне нормальный перелет). Но совсем рядом, в 60 километрах – Вена, куда кто только ни перевозит.

Цены – и на размещение, и на еду (а она, напомню, хороша!) – приятно удивят вас «славянской скромностью»: у ближайших соседей они менее «застенчивы». О красоте же этих мест мы только начали разговор, все еще впереди. Так что уикенд в Братиславе и окрестностях – по мне, самое оно. А если соединить словацкую столицу в комплексном турпакете с Веной и/или Будапештом, то такой классный маршрут получится – ау, российские туроператоры, пора просыпаться!

О красоте и, я бы сказал, романтичности этих мест. Меня совершенно покорила 800-летняя Скалица. Она тоже наполнена нежной, юной трогательностью. Знаете ли, почти в каждой стране нахожу я (возможно, это свойство именно моего зрения) небольшой романтический городок, куда непременно хочется вернуться и, хорошо бы, с любимым человеком.

В Скалице красив почти любой дом – начиная со здания Ратуши или местного Дома культуры. Чего только ни увидишь на ее небольшой территории – и готика, и барокко, и ар нуво. Очень часто – смешение стилей (орнамент на фасаде может заметно «резаться» с основной концепцией, и это вроде бы эклектика – но она из тех, что почему-то  не раздражает).

Улочки извилисты и пригористы. Стрит-арт есть, но точечный и ненавязчивый.

А у Ротонды святого Георгия хочется непременно кому-то назначить свидание.

И, безусловно, волшебны панорамы с колокольни Кафедрального собора.

Нам повезло: именно в тот поздневесенний день в другом, соседнем романтичном городке Голич, что оказался на нашем словацком пути, проходил Фестиваль средневековых реконструкций Rotenstein. На площадках вокруг старинного замка картинно сражались рыцари, которых приветствовала восторженная толпа в нарядах старинных и повседневных.

Взрослые ели-пили, дети обалдевали от непривычных радостей в виде коней, барашков, уточек или топорика, которым надо попасть в мишень. Словом, праздник-праздник-праздник! Много красивых, светящихся радостью лиц вокруг – что может быть духоподъемнее?

Но если кому-то больше по душе чопорное эстетство гольф-клуба – я не возражаю: можно и туда. Идеальное, в соответствии с требованиями «жанра» гольф-поле – совсем неподалеку, в Сенеце – Penati Golf Rsort. Но можно, я буду не играть, а только фотографировать?

Поколесив по недальним словацким дорогам, возвращаться в Братиславу, в наш уютный отель Falkensteiner, как-то и не хочется, и хочется одновременно. Но ведь столицу-то мы пока толком и не видели! А она того стоит.

Тканный узор Братиславы

Восточноевропейские столицы – для меня, так случилось, особенные. Как раз в них, а не в тех, что западнее – туристически раскрученных, меня обычно поджидает какое-нибудь пусть небольшое, но открытие. В свое время открыл я для себя величественную архитектуру Софии. Или обманчивую, с потаенной чувственностью строгость Варшавы.

Братислава открылась для меня как город Большой Музыки!

Бетховен, Моцарт, Лист – все они тут не только выступали, но и какое-то время жили, как видно, вдохновляясь неспешной и несуетной идиллией здешних храмов – строгими и мужественными Собором Францисканцев и Собором святого Мартина, женственной Церковью Клариссинок. Или множеством кофеен, ресторанчиков и сувенирных лавок, рассыпанных по улицам. И улыбчивостью девушек, в чью красоту намешано порой столько кровей, сколько вбирала в себя некогда Австро-Венгерская империя.

Эту имперскую гордость, величественность и, вместе с тем, изящную замысловатость планировки, будто вытканной девичьей рукой на зеленом ландшафтном полотне, архитектурно воплотил в себе Братиславский замок. Его недавно отреставрированный комплекс в кольце крепостных стен, с французскими садами, массивными воротами Жигмунда, с Картинной галереей и Историческим музеем стал своего рода символом города.

А для меня – еще и символом слияния, соединения: юности и старины, культурных пластов, рек и гастрономий.

Вот такая она, Словакия – милое и юное дитя сразу многих столетий и стихий.

Константин Исааков

Фото автора

Перейти на главную