Все рубрики

Фото: Вести.туризм. Евгения Слюдикова

25.12.2013 | 17:38

Тишина Мачу-Пикчу

В 130 километрах от города Куско - бывшей столицы великой  империи Туантинсуйю - есть знаменитый город, расположенный как раз на полпути между заснеженными Андами и  жаркой Амазонией,..

...названный однажды европейскими исследователями Затерянным городом инков. Старая гора, или Мачу-Пикчу, как он называется сегодня в переводе с кечуа, был совсем не городом и, как выяснилось, далеко не затерянным.

К нему вели восемь дорог со всех концов империи, а вокруг было огромное количество деревень и городков, многочисленные обработанные земли, снабжавшие сам Мачу-Пикчу, или, как было бы назвать его правильнее, Йякта-Пикчу.

Сегодня же туда ведет лишь железная дорога или инкские тропы.

Йякта (llaqta) - особое поселение, отличавшееся от города тем, что не имело постоянного населения. У инков существовала система общественных работ по три месяца в году в пользу государства – на постройке дорог, мостов и зданий, а также террасс для земледелия, на которых зиждилась вся экономика государства. Люди, которые временно приходили и уходили из таких поселений, назывались митани, или митайо. И были они не только инками, но и жителями колонизированных инками земель. И только чиновники или священники находились в них более или менее постоянно.

А забыли о Мачу-Пикчу, похоже, вовсе не инки, а испанцы, которым после завоевания Перу нужны были обширные территории для усадеб-гасиенд и для которых строить что-нибудь на высоте 2490 метров над уровнем моря во влажных тропических горах было невыгодно.


Об этой цитадели императора Пачакутека – девятого инки Тауантинсуйю - уже столько всего написано, все ее уголки истоптало столько ног в поисках ответа, отчего же несколько столетий только местные крестьяне знали о полуразрушенных руинах, шагнувших к своей мировой славе лишь в 1911 году, после повторного открытия американским исследователем Хайрамом Бингхемом. Но некоторые задают себе совсем другие вопросы...

На крутой вершине горы Уайна-Пикчу, куда я вместе с другими туристами поднялась рано утром по узкой тропке и где встретила рассвет, я удивлялась совершенству этого места - утреннему холоду, теням и туману, наползающему с гор, а горы казались живыми, как спящие богатыри из детских сказок.

Я, задержав дыхание, всматривалась в каждую извилину скал, каждый изгиб и каждую тень от облаков такого знакомого по открыткам и фильмам силуэта забытого города, напоминающего очертаниями кондора,..

...который жил когда-то размеренной цветной жизнью.

Инки не знали уединения. Для них не существовало слово "мое". Повседневность "солнечных дев" - аккьяс, которые, как говорят, в основном и населяли этот удивительный кусок земли, лишь на время одолженный у горных вершин-покровителей Апу и возвращенный им потом на многие годы, была на виду - у соседей, у охраны, у верховного инки, отдыхавшего здесь иногда от столичной роскоши и празднеств.

Были ли счастливы юные девушки, свезенные сюда со всей империи, поклоняясь ежедневно своему властелину - Солнцу, или страдали в своих маленьких каменных кельях, оторванные от родителей, подруг и привычных домашних забот?!

Нужно ли им было все это великолепие или оно их угнетало?

С ужасом в сердце или с почтительной робостью думали они об уготованной им однажды участи: быть подаренной Императору-Солнцу, возможно, послужить в качестве жертвы или стать женой какого-нибудь генерала или члена императорской семьи?

Просили ли они чего-нибудь для самих себя у камня Интиуатана? Того, к которому "привязано солнце" и который всегда наполнен необыкновнной, излучающейся теплой энергией, которую можно ощутить, поднеся к нему раскрытую ладонь?

Был ли Мачу-Пикчу для них домом или все же тюрьмой?


На эти вопросы уже вряд ли кто-нибудь когда-нибудь ответит.

Осталась тишина - самое поразительное, что есть в перуанских Андах.

Примостившаяся на краешке пропасти, между серыми камнями, она живет здесь сама по себе и хранит секреты.

Не существует ни тысяч людей, ни гудков поезда где-то глубоко внизу, на железнодорожной станции, куда приходят составы, везущие туристов к главному перунскому бренду и сокровищу ЮНЕСКО.

 

Слышен только шум реки Урубамаба...

...и свист крыльев каких-то птичек, рассекающих воздух, и шорох хвостов серо-зеленых ящериц, выползших на круглый валун отдохнуть после бурных любовных игр.

Бесшумные забавные шиншиллы, живущие среди развалин, иногда появляются и исчезают, как привидения.

Горы, обступившие Мачу-Пикчу со всех сторон, как суровые великаны вокруг маленького ребенка, они защищают свое дитя от посягательств. И, хмурясь, все-таки прячут едва заметную ироничную ухмылку.

Кто сказал, что у камней нет души? Любой перуанский крестьянин без тени сомнения докажет вам, что горы живые, что они нас слышат, дают советы и помогают, если попросить.

Прислушайтесь к ним, они лучше знают, у кого душа есть, а у кого ее никогда не было. Пейте тишину большими глотками. Ее осталось так мало в мире...

Евгения Слюдикова

Перейти на главную